• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Книги (список заголовков)
21:13 

А вы говорите, инквизиция:D (Как это делалось в Париже:))

Хм, быстро, однако. В понедельник прихватили "на горячем", во вторник судили, в среду спалили. Любопытно, что спалили именно по приговору светского суда, никакой инквизиции передавать дело не потребовалось.

Вторую статью обвинения, похоже, именно при проведении "экстраординарного процесса" гражданину и пристегнули "довеском", чтоб неповадно было. Интересно, что значит "без какого-либо дополнительного насилия". Достаточно было первого этапа - увещевательной демонстрации инструментов?
Насколько же, надо полагать, достали господина прево парижские карманники, что пойманного наконец-то за руку подвергли, явно демонстративно, примерному наказанию. Хотя парнишка и вправду обнаглел, ежели повязали его на краже непосредственно в зале парламента. (Парижский парламент XIV века, ежели кто не знал, - это был не тот, с позволения сказать, законодательный орган, который сейчас известен под таким названием, а высшее судебное учреждение дореволюционной Франции).

Ну и времена меняются, конечно. Современные потерпевшие и полицейские обычно стремятся уличить крадуна (как пойманного, так и, в особенности, не пойманного) в грехе гомосексуализма. Скотоложество уже не так популярно. И в протокол его более не вносят.

Показания вора и скотоложца
Признание Жаннена Ле Вуаррье в воровстве аграфа, серебряной чашки, трёх турских грошей и ножа, а также в трёхкратном грехе совокупления с животным — и приговор, вынесенный ему парижским парламентом 22 марта 1389 года.
Перевод: Ольга Тогоева


«На следующий день, в среду, 23 марта 1389 года, перед г-ном прево, который вёл заседание, в присутствии господ <…> материалы следствия и признания заключённого, записанные выше, были зачитаны и проверены слово за словом. И эти признания, так, как они были записаны, заключённый продолжил, говоря и клянясь, что они содержат правду, что они сделаны им и что всё так и было. А потому на заседании приступили к вынесению приговора, и г-н прево спросил у присутствующих советников их мнение о том, что следует сделать с этим Вуаррье, заключённым. Все они заявили, что, учитывая милость и прощение, дарованное ему королём, нашим господином, по делу о серебряной чаше, которая упоминалась выше, что ещё до сих пор не проверено и что в ожидании этого помилования он временно отпущен, а также кражи, совершенные им прежде и уже после даты помилования, повторение этих краж и преступлений, а также ужасный трёхкратный грех совокупления с животным, называемым нежеребой кобылой, как скотоложец, он должен быть казнён и достоин смерти на костре. Учитывая материалы следствия и признания, сделанные данным заключённым, и услышав мнения советников, г-н прево вынес ему этот приговор в его присутствии и в присутствии господ <…>.

Итак, в тот же день данный приговор был приведён в исполнение.»


См.: Confessions et jugements de criminels au Parlement de Paris (1319–1350). Paris, 1971.
Цит. по: arzamas.academy/materials/265

@темы: цитаты, книги, дневник наблюдений

17:21 

Логично:)

Брикхилл - о полевых испытаниях новой 6-тонной авиабомбы:

«В Эшли Уок «толлбой» с холостым зарядом был сброшен с высоты 20 000 футов и ушёл в землю почти на 90 футов. Это было почти достаточно для создания эффекта камуфлета, который Уоллис планировал для бомб, сброшенных с высоты 40 000 футов. И этого почти наверняка хватило бы для возникновения приличного землетрясения.
Пришёл день, когда сбросили первую «живую» бомбу [снаряженную ВВ - G.]. На полигоне в землю была закопана камера, которая всё это снимала. Возникли некоторые споры, куда именно следует её поместить. Победила логичная, но немного циничная точка зрения, что самым безопасным местом будет центр мишени.»


(с)Brickhill P. The Dam Busters. London: Pan Books, 1955
Брикхилл П., Баркер Р. Убийцы кораблей. Затопить Германию! / Пер. с англ. А.Г. Больных. — М.: ООО «Издательство ACT», 2001.
См.: militera.lib.ru/h/brikhill/13.html

@темы: цитаты, книги, авиация

17:14 

«Когда Господь наводил порядок на земле, авиация была в воздухе»(с)


«Если вместо боевых вылетов идут только тренировочные, напряжение ослабевает, и казармы становятся почти домом. Жена Чешира, бывшая актриса Констанс Бинни, прекрасно играла на пианино. После обеда экипажи собирались вокруг неё и пели хором.

По казармам шаталось несколько собак. Один скотч-терьер привык выпрыгивать из темной комнаты и хватать проходящего за ноги. Любимым занятием мальчишек [а кем ещё можно назвать 20-22-летних офицеров-лётчиков? - G.] стало подделываться под него. Однажды Никки Нилан увидел, что МакКарти поднимается по лестнице. Он лёг на живот в темной комнате и принялся ждать. Нилан услышал шаги на лестнице, увидел ноги и выскочил из комнаты с рычанием, схватив ближайшую лодыжку зубами. С ухмылкой Нилан посмотрел наверх... и тут же ухмылка завяла. МакКарти куда-то делся, и Нилан увидел незнакомого подполковника, ошалело глядящего на него. Подполковник потряс головой и ушёл. Все его худшие подозрения в отношении американцев оправдались.»


и так далее. Ну дети же:)

См.: militera.lib.ru/h/brikhill/index.html

@темы: цитаты, книги, авиация

16:32 

"После сборки доработать напильником":)

Брикхилл довольно живо написал об истории знаменитой 617-й бомбардировочной эскадрильи Королевских ВВС, "Разрушителей дамб", — популярная книжка на основе документов и воспоминаний участников. С занимательными подробностями из жизни английской военной бюрократии и личного состава Royal Air Forces.:)
Таки да, тут явно не могло обойтись без гремлинов:laugh:

«1 июня 1944 г. специалисты "Авро" начали устанавливать новые автопилоты, готовя эскадрилью к D-дню. Наконец Никки Нилан узнал, почему его злосчастный «R Роджер» летал, как кусок свинца. Они обнаружили, что его самолёту требуются более длинные тросы управления. Начав разбираться, почему это так, специалисты обнаружили, что на этом самолёте при сборке рули высоты были установлены верхней стороной вниз.
А Нилан летал на этом самолёте несколько месяцев! После этого Чешир сказал:
— Только ты да господь Бог знают, как это тебе удавалось.
— Только не я, ca-аp, — ответил Нилан с неподражаемым американским акцентом. — Один Бог. Лично я не знаю.
Так или иначе, но неисправность устранили, однако ещё долго-долго «R Роджер» внушал страх своему экипажу.»

:facepalm:

(с)Брикхилл П., Баркер Р. Убийцы кораблей. Затопить Германию! / Пер. с англ. А.Г. Больных. — М.:Издательство ACT, 2001. С.236.
Оригинал: Brickhill P. The Dam Busters. London: Pan Books, 1955
См.: militera.lib.ru/h/brikhill/15.html

@темы: цитаты, книги, авиация

07:20 

Лекции по истории военно-полевой медицины



Опубликовано: 27 мар. 2015 г.
19 марта 2015 г. в 18:30 в рамках программы «Вечером в четверг» в Государственном Биологическом музее (г.Москва) состоялась лекция «Кровавый экзамен: Вторая мировая война» (в рамках курса лекций «4 времени военно-полевой хирургии»).

Оригинал взят у tarkhil в Лекция, часть 5
части 1 - 4 пока не записаны. Часть 6 пока не выложена.
См.: tarkhil.livejournal.com/1446379.html

@темы: медицина, цитаты, ИРиРИ, книги, видео

04:00 

Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:26 

Вадим Волков о работе в трудном поле

«— Я сформулировал для себя некоторое количество правил взаимодействия. Это мои правила успешного интервью в трудном поле — то есть в поле с высоким уровнем недоверия и с высоким уровнем рисков.

Первое: всегда иметь рассказ, объясняющий ваш интерес и ваше исследование. Это не должна быть стопроцентная правда, вы не можете прийти и сказать: я исследую организованную преступность. Но вы можете сказать: я исследую рыночную экономику и роль в ней таких людей, как вы. Вас поймут.

Второе: сразу проговорить этическую составляющую. Я сохраняю анонимность своих респондентов в научных публикациях, прошу их отвечать только на те вопросы, на которые они хотят, не использую диктофон, секретная информация мне не нужна.

Третье правило, очень важное: не притворяйся тем, кем ты не являешься. Например, не надо делать вид, что ты тоже приблатнённый. Говоришь, что ты учёный, и спокойно ведёшь себя, как учёный.

Четвёртое: по возможности разговаривай, а не просто задавай вопросы, потому что у респондентов это ассоциируется с допросом — и они привыкли к стилю «вопросы здесь задаю я».

Пятое: всегда проси рассказывать истории. Это люди не теоретического склада, им проще объяснять на примерах. При этом они могут говорить, что это всё произошло с кем-то другим — и пусть: это удобно для всех, зато ты получишь очень много ценной информации, свободно изложенной.

Вообще, в социологии есть две техники интервьюирования. Первая: ты задаёшь тему, а человек рассуждает долго и как хочет. Ты получаешь свободный нарратив, из которого потом можно реконструировать картину мира, хотя информационная ценность может быть нулевая. Но специфика моего поля состояла в его закрытости: у меня был минимум необходимой информации. Нарратив был мне важен, но он в любом случае бы состоялся. Поэтому я использовал второй подход — когда вы управляете разговором, не даёте сильно отвлекаться, а если что-то интересно, просите рассказать поподробнее, можете зацепиться за деталь и попросить её размотать. Некоторые социологи считают, что это некорректно, что слишком большое вмешательство исследователя загрязняет эксперимент. Но я считаю, что благодаря этому можно получить важнейшую информацию.

Ну и последнее правило: всегда имей ключевого информанта — человека из среды, с которым у тебя доверительные отношения. Которому ты всегда можешь позвонить и сказать: слушай, у меня несколько вопросов, давай встретимся — и проверить на нём правдивость того, что сказали другие респонденты, или порассуждать вместе над тем, что сам не можешь осмыслить.»



(с) Бандиты и закон: взгляд социолога: Вадим Волков о том, как бандиты 1990-х становились бизнесменами (интервью Кирилла Головастикова)
См.: arzamas.academy/materials/969

@темы: дневник наблюдений, книги, цитаты

05:35 

Ещё о гремлинах:)

«- Сэээр? – робко напомнили от входа о себе.
- Да, Йен, входи! - дернулся полковник. И поднял глаза на вошедшего офицера. – Что случилось?
- Тут такое дело, сэр… - замялся лейтенант Флеминг. Вы же в курсе, с какой задачей, я был сюда направлен?
- Нет, Йен, я страдаю плохой памятью, – обычно полковник Джемпер не позволял себе подобной бестактности. Но эта жара…. – Но про Вашу задачу я отлично помню!
- Так вот, сэр! Я как раз по поводу расследования.
- Вы все-таки поймали саботажников? – подался вперед полковник.
- Нет, – с сожалением ответил Йен. – Увы, не удалось. Но камеры все же зафиксировали виновников.
- Коммунисты?! Я не потерплю у себя в части ни одного грязного большевика!
- Боюсь, сэр, они слишком маленькие для большевиков.
- Мне глубоко плевать, Йен, большевики это или ирландцы откручивают гайки от моих любимых самолетов! Всю эту нечисть надо выжигать под корень!
- Кстати, о нечисти. Будете смеяться, сэр, но, скорее всего, это и есть нечистая сила…
- Что?! – полковник выразительно покрутил пальцем у виска. – Лейтенант, я понимаю, что жара плохо действует на нормальных людей. Но все же - не стоит вслух выражать идеи, больше достойные не выпускника Итона, а пациента Бедлама?
Лейтенант дернул уголком рта.
- Сэр, во времена Королевы-Девственницы я вызвал бы Вас на дуэль. Но мы живем во времена Чемберлена, и я все же предложу пройти ко мне. И лично убедиться в правоте слов выпускника Итона. Знаете, ведь фотоаппараты с наших разведчиков можно применять не только для съемки большевистских нефтяных промыслов, но и для освещения других, более насущных проблем…»


(с) Михаил Рагимов. Рассказ написан в соавторстве со >Станиславом Друзьяком
См.: irkuem.livejournal.com/172157.html

@темы: книги, авиация, цитаты

05:02 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:15 

А ведь это мысль!:)

«Антуан никогда в жизни не брал в рот спиртного. Даже если ему случалось порезаться, поцарапать руку или ногу, он, как истинный трезвенник, отказывался продезинфицировать ранку спиртом, предпочитая бетадин или меркурохром.
Дома не пили ни вина, ни аперитивов. До какого-то времени Антуан с подростковым максимализмом презирал всех, кто нуждался в продуктах брожения или перегонки, чтобы восполнить недостаток воображения или справиться с депрессией.
Однако теперь, видя, сколь туманны и далеки от реальности мысли пьяных, сколь бессвязны их речи и как мало это их беспокоит, более того, как они довольны собой и уверены, будто изрекают великие истины, Антуан решил примкнуть к этому многообещающему моральному движению. Пьянство представлялось ему идеальным способом подавить все поползновения к рефлексии. Стоит только надраться, и думать не захочется, да он просто и не сможет думать: он станет разговорчивым, превратится в красноречивого оратора, мастера витиеватой лирической невнятицы. Ум станет излишним, потеряет ценность и смысл: плывя по воле волн, он может пойти ко дну или достаться на обед акулам — Антуану будет решительно все равно. Беспричинный смех, дурацкие восклицания, любовь ко всем на свете — полная расторможенность. И он, Антуан, будет вместе со всеми танцевать, непринужденно кружиться! Разумеется, он не забывал и об оборотной стороне медали: похмелье, рвота, цирроз печени в перспективе. Плюс зависимость.

Он очень рассчитывал стать алкоголиком. Это настоящее дело жизни! Голова целиком поглощена мыслями о выпивке, а в минуты отчаяния на горизонте всегда есть цель — вылечиться. Он начнёт посещать собрания Ассоциации анонимных алкоголиков, рассказывать, как дошёл до жизни такой, встретит понимание и поддержку, все будут восхищаться его мужеством и решимостью завязать. Он станет Алкоголиком, то есть человеком, чья болезнь имеет общественное признание. Алкоголиков все жалеют, их лечат, уважают, они окружены человеческой заботой, вниманием врачей. В то время как пожалеть людей умных никому в голову не приходит. Сказать, например: «Он наблюдает за поведением людей и от этого глубоко страдает!» Или: «У меня племянница очень умная. Но она хорошая девушка и делает всё, чтобы изжить этот порок навсегда». «Был момент, когда я испугалась, что ты станешь умным». Вот истинно доброжелательное и сочувственное отношение, которого заслуживал бы Антуан, будь мир устроен справедливо. Но, увы, ум — это несчастье в квадрате: он причиняет страдания, но никто не рассматривает его как недуг. В положении Антуана стать алкоголиком значило бы подняться по общественной лестнице. Он приобрёл бы болезнь всем понятную, уважаемую, имеющую очевидную для всех причину и апробированные методы лечения; лечения от ума не существует. И если мысль ведёт к изоляции от общества вследствие неизбежного дистанцирования наблюдателя от своего объекта, то пьянство, напротив, сближает нас с миром, помогает найти в нем место. И вообще, мечта полностью интегрироваться в общество — если это не происходит само собой — может возникнуть только у пьяного. Во хмелю он утратит скептическое отношение к людским игрищам и сможет спокойно к ним присоединиться. Не имея ни малейшего практического опыта по этой части, Антуан не знал, как вступить на избранный путь. Следует ли сразу брать быка за рога и ежедневно надираться до полного свинства или начать с малого и погружаться в омут постепенно?»


(c) Мартен Паж "Как я стал идиотом"

Впрочем, персонажу и это не удастся.:D

@темы: книги, цитаты

23:49 

Про Деда Мороза и Снегурочку:)

«И тут в центральный спустился наш комсомолец Олег с белыми, пушистыми от мороза ресницами и начал растирать с них лёд пальцами, приговаривая "ну и морозяка, сто колов мне в жопу!"
- Вооот она, - ещё больше заулыбался старпом.
- Кто она? - не понял командир.
- Идея моя!
- Слушай, Серёга, а точно же! Из него на Полюсе русалка-то о-го-го получилась! Круче, чем в мультике даже!

Ну и, естественно, решили подготовиться к этому делу со всей возможной основательностью. Потому, что что главное на флоте? Правильно, - под-го-тов-ка! Принесли на пароход тушь, румяна, губную помаду, бюстгалтер вот такенного размера, мешок ваты, ну и костюм Снегурочки, заодно.

Не, не то, чтобы Олег был похож на девушку: он был худой, стройный, у него на лице не росли волосы и имелись в наличии пушистые ресницы вокруг синих глаз. То есть мы подумали, что если приделаем ему сиськи побольше, накрасим ресницы, губы и нарумяним щёки, то вполне сойдёт, чтобы стоять и улыбаться. А ещё, что, конечно, явилось решающим фактором, Олег был замполитом, хоть и маленьким и, поэтому, ну кто, если не он?

Задача по накрашиванию губ и ресниц оказалась намного сложнее, чем мы предполагали вначале, проще всего было с сиськами.

- Эдуард, пихай ему вату в лифчик! - приказал старпом.
- До какого размера?
- До воооот такого, примерно. - и старпом показал, как он несёт два арбуза.

Потом они достали кисточку для туши, посмотрели на неё внимательно со всех сторон, понюхали, повертели и старпом решил, что ресницы должен рисовать штурман, он же тушью рисовать обучен, правда не той тушью и на картах, а не на ресницах, но это показалось несущественным.

- Как ты кисточку держишь, криворукий? Надо же, чтоб палочка была перпендикулярна ресницам, тогда щетинки будут параллельны и всё пойдёт!

Все посмотрели на старпома.

- А откуда вы это знаете?
- Я женат, хватит умничать, - рисуй!

Олег со штурманом убежали в штурманскую рубку потому, что на Красной площади сексом не заняться. Вернулись минут через сорок с ресницами и губами.»


Далее см.: legal-alien.ru/akuly-iz-stali/glava-ix/ded-moro...

@темы: цитаты, книги

02:09 

Алексей Пекарш /Григорий Пернавский
Война Николая Никулина: правда и ложь мемуаров

Рецензия на кн.: Н.Н.Никулин. Воспоминания о войне.– 2-е изд. – СПб.: Издательство Государственного Эрмитажа, 2008


«Мемуары рядового солдата Великой Отечественной войны – событие относительно редкое. Сравнительно низкий уровень общей грамотности, тяжесть испытаний, отсутствие времени и возможности на то, чтобы вникнуть в происходящее, прямые запреты ведения дневников в годы войны – всё это делало вероятность появления воспоминаний рядовых и сержантов крайне низкой. Да и что может вспомнить простой солдат, если все его силы и энергия уходили на то, чтобы выполнить поставленную задачу и остаться при этом в живых? Война рядового – это 500 метров до противника, столько же в тыл, до командира батальона и несколько сот метров по фронту роты. Это задача вида «достигнуть ориентира № 3 – поваленная берёза, окопаться и ждать распоряжений». Всё, больше ничего. Поэтому солдатские мемуары – это прежде всего рассказ о тех людях, с кем пришлось делить последний сухарь, кто собирал по карманам махорочную пыль, чтобы свернуть козью ножку, кто шёл рядом те самые полкилометра до противника и кто лёг в сырую землю… Но вспоминать тяжело, потому что за каждым эпизодом притаились боль и страдания. В начале 70-х годов прошлого века Константин Симонов потратил сотни часов на интервью с полными кавалерами ордена Славы. Казалось бы, заслуженные люди с массой подвигов – сиди да рассказывай! Но, читая интервью, вдруг понимаешь, что Симонову приходится буквально клещами вытягивать из героев рассказ, и только грамотный вопрос на короткое время заставляет ветерана погрузиться в прошлое и выдать какие-то интересные подробности.

Война – это тяжелейшая травма для психики любого человека. Те, кто не смог с ней справиться, заканчивали жизнь самоубийством, спивались, уходили в криминал. Их жизненный путь был коротким и трагичным. Большинство же боролось с ней до конца жизни. Оставим классификацию путей преодоления военной психотравмы профессиональным психологам, однако за 15 лет работы над сайтом iremember.ru, опросив более 2000 человек, мы можем отметить несколько способов, к которым в основном прибегают ветераны, чтобы сохранить свою личность и не дать ужасам войны её разрушить:
Диссоциация – отделение себя от травмы. При этом рассказ о войне превращается в сплошной анекдот и состоит в основном из поиска еды и выпивки, смешных историй о встречах с противником и командирами.
Подавление – активное вытеснение негативных воспоминаний. Это те самые ветераны, которые «никогда не рассказывали о войне». Если такой человек соглашается на интервью, то рассказ его предельно жесток и наполнен подробностями.
Аннулирование – война просто стирается из памяти человека. Этот подход характерен для женщин-участниц войны, но бывает и с мужчинами.
Вымещение – форма психологической защиты, при которой негативная эмоциональная реакция направлена не на ситуацию, вызвавшую психическую травму, а на объекты, не имеющие к психотравме отношения. Чаще всего это люди, с которыми сам ветеран не общался или ситуации, в которых он не участвовал.

Последний способ борьбы личности с военной травмой мы рассмотрим подробнее, поскольку именно он ярко представлен на страницах мемуаров Николая Николаевича Никулина «Воспоминания о войне» (Государственный Эрмитаж. – 2-е изд. – СПб.: Издательство Государственного Эрмитажа, 2008). Сам автор этого и не скрывает:
«В этой рукописи я решал всего лишь личные проблемы. Вернувшись с войны израненный, контуженный и подавленный, я не смог сразу с этим справиться. В те времена не было понятия «вьетнамский синдром» или «афганский синдром», и нас не лечили психологи. Каждый спасался, как мог».

Любые мемуары – вещь крайне субъективная. Часто они писались для однополчан, и в задачу мемуариста входило не забыть и не пропустить ни одной фамилии, дабы не обидеть хорошего человека. Но есть и те, что написаны для себя, чтобы оправдать свои действия, «облегчить душу», и т.п. Не скрывает этого и Николай Никулин, сообщая о том, что записал свои воспоминания, чтобы исторгнуть из себя всю мерзость войны. Исторгнуть получилось блестяще, но вызывает сомнения искренность автора. Прежде всего, отторжение вызывает описание Никулиным людей, с которыми его сводила война. Если человек в описании автора умелый воин и хороший специалист – следом он обязательно алкоголик, насильник, наделён физическими недостатками, и прочее. Если же описание человека начинается с положительных качеств – жди беды: это практически неизбежно, как в плохом детективе, будет последняя сволочь. В книге нет ни одного упоминания женщин на войне с положительной точки зрения – это исключительно объект сексуальных домогательств. И здесь мы должны ещё раз постулировать: взгляд мемуариста – это взгляд его души. Если человек заточен только на то, чтобы видеть негатив, ничего другого он увидеть не сможет. Включённая психологическая защита в форме вымещения не позволяет автору не то что быть объективным, а заставляет его выискивать, смаковать, а иногда и додумывать негативные ситуации и поступки.

Анализировать эти мемуары очень тяжело. В той или иной форме мы брались за рецензию его книги несколько раз, и каждый раз это заканчивалось ничем после нескольких написанных строчек. Однако празднование 70-летия Победы взвинтило градус споров о ценности книги до точки кипения, и мы всё же сочли необходимым высказаться. В последние годы воспоминания Никулина выкладываются на стол в любой дискуссии о правдивости тех или иных воспоминаний о войне как главный козырь, после чего спор часто переходит на личности. Отношение к книге у разных читателей строго противоположное: в зависимости от степени просвещённости в вопросах военной истории и политических пристрастий это либо «одна из немногих книг с «настоящей» правдой о войне», либо «грязный пасквиль, написанный с целью опорочить память солдат Великой Отечественной».

Нами предпринимались попытки проанализировать книгу Никулина исключительно на основе документов Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ), однако невысокое воинское звание и должности автора мемуаров не позволили выполнить эту задачу в полной мере и полностью проследить его боевой путь. Удалось найти всего пару упоминаний лично сержанта Никулина, но об этом несколько позже. Тем не менее, изучение документов дало общее представление о событиях, описанных в книге, а также позволило получить подтверждение или опровержение некоторых эпизодов.
Следует сразу сказать, что фотографическая точность при упоминании через 30 лет (книга написана в 1975 году) дат, фамилий, географических названий позволяют с большой уверенностью предположить, что автор мемуаров вёл на фронте дневниковые записи. Именно эпизоды, описанные с их использованием, очень хорошо «ложатся в документы» ЦАМО, а вот появление фигур речи вида «наш полковник», «наш комиссар» или «сосед по госпитальной койке» сразу должно настораживать, так как они большей частью сулят только повторение баек, кочевавших по всему фронту, как говорится, «от Баренцева до Чёрного моря». Некоторые из них снабжены снимающими ответственность с автора оборотами («мне рассказывали»), но часть описана от первого лица.
Итак, начнём с предисловия:»


Далее см.: warspot.ru/3143-voyna-nikolaya-nikulina-pravda-...

@темы: книги

02:30 

Об архивной практике:)

Опыту пытавшихся пробиться в ЦГАТД посвящается:D

«Он обнаружил в архиве еще один, раньше незамеченный им отдел, называемый Чертог. В Чертог предпочитали без дела не заходить - там осыпалась кусками лепнина с потолка, - но это было огромное помещение.
- Там сквозь пол много чего проросло, разные берёзки, и среди них стоит танк, - рассказывал он аспиранту Ди. - Я думал сначала, что туда просто приехал на танке кто-то, кто хотел попасть в архив, но не мог выбить пропуск. Потом его уволокла милиция, а танк остался. Но оказалось, что этот танк прилагается к одному пыльному делу. Ну, не в этом cуть.(...)»


(с) Анна Коростелева "Цветы корицы, аромат сливы"
См.: samlib.ru/a/anna_a_k/guihuameixiang.shtml

@темы: книги, цитаты

18:19 

Меджекивис и огурцы

Однажды Меджекивис, как обычно, переоделся в женское платье и отправился воровать у белых людей огурцы. Он наворовал уже много и складывал в подол, как вдруг у него за спиной как из-под земли вырос белый фермер с огромной собакой.
- Как тебя зовут, детка? - пробасил фермер, растрогавшись при виде Меджекивиса.
- Меджи, сэр, - отвечал Меджекивис тоненьким голоском, отчасти подражая своим сёстрам, а отчасти ополоумев со страху.
- Огурчиков захотелось? Ну, бери, бери, бедняжка, - ласково сказал фермер, неожиданно расщедрившись.
Меджекивис испуганно посмотрел на него снизу вверх.
- Слушай, Меджекивис, - сказал вдруг фермер своим обычным голосом, перестав сюсюкать. - А почему каждый раз, как воровать огурцы, ты переодеваешься в женское платье?
- Не мужское это дело, сэр, - воровать огурцы, - сокрушённо отвечал Меджекивис.
Вслед за тем он немедленно сгрёб огурцы и пустился бежать. За ним мчалась огромная собака. Она-то знала, зачем Меджекивис наряжается в платье. Во-первых, огурцы сподручней носить в подоле. Во-вторых, ей, собаке, удаётся всего-навсего отхватить кусок от юбки сзади, а ведь кабы не это, она могла бы всю дорогу кусать Меджекивиса за пятки.


(c) Анна Коростелева "Сказание о Меджекивисе"
См.: samlib.ru/a/anna_a_k/skazanie_o_medzhekivise.sh...

@темы: книги, цитаты

23:08 

Кармартен: Уроки практического приложения истории:)

«Профессор Курои, сын Дайре, высился над учениками, как гора, поросшая лесом. У него была мощная грива седых волос, сквозь которые пробивались новые черные пряди - Курои всегда молодел к середине февраля и затем вновь старился, подчиняясь некоему неведомому годовому циклу, - нос с горбинкой, тяжелые веки, тяжелый взгляд и в особенности тяжелая рука. Вел он практические приложения истории Британских островов, которые с самого начала вызывали у Гвидиона живейшее беспокойство. Этот курс шел параллельно теоретическому курсу "История Британских островов", который, приглушенно хихикая и потирая руки, читал по вторникам профессор Мерлин.

Раз в неделю, в дождь и в вёдро, Курои здоровенным пинком вышибал обыкновенно своих учеников в древние эпохи для лучшего усвоения деталей быта. Но и Курои, человек отнюдь не сентиментальный, на первых порах пожалел и без того перепуганных первокурсников и при самой первой встрече не стал отправлять их поодиночке ни на базарную площадь Эборакума, впоследствии Йорка, ни ко двору короля Конхобара в Эмайн-Махе, ни на пустое место, где впоследствии возник Лондон, как было у него принято. Он вообще для первого раза не стал их никуда отправлять.
- Сейчас мы с вами посмотрим некоторые сны, - сказал он, - а в конце урока обсудим увиденное.
Под его сумрачным взглядом все тут же уронили головы на руки и слаженно заснули. Через час класс протирал глаза в некотором ужасе.

- Итак: что мы с вами только что видели? - не дав им опомниться, спросил Курои.
- Резню между какими-то ужасными первобытными людьми, - робко сказала Телери, дочь Тангвен.
- Стыдитесь! - воскликнул Курои и принялся порывисто расхаживать по классу. - Неужели вам ничего не говорит их одежда? Подумайте!
Все подумали.
- А... это была одежда? - спросил Горонви.
- Позор! - пророкотал Курои. - Вы видели сражение между доблестным кланом МакДональдов и блистательным кланом МакГлашенов Лисмора за спорные пастбища Гленши.
Все напряженно припомнили странные тряпки, намотанные на участников события, и поняли, что да, они действительно были клановых цветов.

- Кем был человек, который начал бой?
- Начал? Да разве в этой каше разберешь, кто там что начал?
- Который рассёк противника пополам?
Девочки побледнели при воспоминании - как о рассечённом противнике, так и об этом заросшем щетиной человеке с совершенно безумным взглядом.
- Это был Энгус, сын Дугласа, знаменитый вождь клана МакГлашенов, - стыдил их Курои. - Чему только вас до сих пор учили? Безобразие! Теперь вспомните человека, отрубившего головы троим, в следующих один за другим поединках, в середине сражения. Кто это был?
- Какой-то выродок, - сказал Дилан, сын Гвейра, и никто не предполагал, что тут может быть иной ответ.

- Это был Мередах О'Дали, великий лирический поэт, которого клан МакДональдов приютил в изгнании. Тончайшая лирика разлуки, пронзительный гимн берегам Ирландии... Я не знаю, чем там с вами занимается коллега Оуэн на уроках поэзии, но мне стыдно за вас! Теперь: человек, который, как вы помните, спрыгнул со скалы, зайдя МакДональдам в тыл, раскроил голову их дозорному и затем сразился один против восьмерых. Кто это был?
Все живо вспомнили это перекошенное лицо, залитое грязью и кровью, но, наученные предыдущим опытом, помалкивали.

- Это был крупнейший мыслитель своего времени, Аластар, сын Фергуса из клана МакГлашенов, светило богословия и выпускник нашей школы!!! - окончательно добил их Курои. - Последний вопрос: где, по-вашему, самое безопасное место для современного человека в прошлом?
Все подумали, что под кроватью в собственной спальне, вчера, но никто ничего не сказал.
- В гуще битвы на Бойне, - веско сообщил Курои. - В крайнем случае, при Гастингсе.
- Почему? - решился спросить Гвидион.
- Потому что в разгар битвы на Бойне вы можете появиться там хоть в джинсах и с бутылкой пива "Murphy's", торчащей из кармана, и никто этого не заметит! - назидательно сказал Курои».


(с) Анна Коростелева "Школа в Кармартене"
См.: samlib.ru/a/anna_a_k/carmarthen.shtml

@темы: книги, цитаты

23:03 

Уроки палеографии

«Архивариус Нахтфогель никогда не приглашал студентов на свой предмет раньше одиннадцати вечера. Поэтому на палеографию первый курс всегда шел гуськом в чернильных сумерках, светя себе фонариками и свечками. Когда они добирались до места, архивариус Хлодвиг выходил их встречать в тёплых тапочках и в халате и, усадив всех за длинным столом, методично начитывал лекцию о материалах и орудиях письма, о разлиновке, переплёте, водяных знаках, об истории почерков и тайнописи. Заканчивал он далеко за полночь. Он учил их по одному росчерку отличать руку Годрика Ушлого от руки Годфрика Дошлого, классифицировать сотни заставок, виньеток и буквиц в манускриптах, отличать подлинники от подделок, стилизованных единорогов от львов, львов от ехидн, ехидн - от гарпий, а гарпий - от фурий.
- Вы что, не видите, что это грубейшая подделка? Рукопись претендует по почерку писца на девятый век, а в заставке у нее при этом использована берлинская лазурь! - кричал архивариус. - Дилан, сын Гвейра, когда была изобретена берлинская лазурь?..
- В XVIII веке, - отлетало у Дилана от зубов. - Но ведь здесь упоминается Спиноза, так что девятым веком это все равно никто не датирует...
- А кто просит вас углубляться в содержание! Вы на палеографии! Вы должны уметь датировать рукопись, не читая текста!..»


(с) Анна Коростелева "Школа в Кармартене"
См.: samlib.ru/a/anna_a_k/carmarthen.shtml

Кстати, да. Нахтфогель абсолютно прав.

@темы: книги, цитаты

23:00 

Кармартен: уроки первой помощи:)

«Особенностью уроков первой помощи, в отличие от настоящей медицины, которая начиналась со второго курса, было то, что на них не разрешалось пользоваться никакими приборами и инструментами. К примеру, отсасывать змеиный яд лучше через трубочку, но Мак Кехт с улыбкой говорил: "Случай произошел в дремучих лесах Броселианда. Почему вы думаете, что у вас есть при себе стеклянная трубочка?" В проклятых лесах Броселианда, разраставшихся с каждым уроком все гуще, у них каждый раз не оказывалось при себе ровным счетом ничего, и Мак Кехт учил их выкручиваться из положения, обходясь парой рук и простейшими подручными средствами.

...Третье подряд занятие было посвящено шестнадцати способам исцеления от несчастной любви, предложенным Авиценной.
- Кто у нас жертва? - сосредоточенно спросил Мак Кехт, отводя с лица свои удивительные волосы. После недолгого шушуканья вперед выступила маленькая Крейри, - её почему-то приняли в школу в четырнадцать лет, и она была младшая в классе, - и сказала с тяжелым вздохом: "Сегодня, наверное, я".
Мак Кехт поднял ее, посадил на лабораторный стол, посмотрел ее зрачки, оттянул веко, попросил высунуть язык и сказал:
- Да, все признаки безнадежной страсти налицо. Сколько уже времени? - наклонился он к пациентке.
- Почти две недели, - доверчиво сказала Крейри.
- Очень долго, - серьезно сказал доктор Мак Кехт, пряча улыбку. - Предлагаю испробовать сегодня последний из способов Авиценны: "Если ничто не помогает..."...Лливарх-ап-Кинфелин!
- "Если ничто не помогает, пациент отказывается есть и чахнет на глазах, следует призвать старых злоязычных бабок и заплатить им за то, чтобы они хорошенько очернили предмет страсти в глазах пациента", - процитировал наизусть Лливарх.

читать дальше

(c) Анна Коростелева "Школа в Кармартене"
См.: samlib.ru/a/anna_a_k/carmarthen.shtml

@темы: книги, цитаты

20:14 

Не помогло:D

«Анастасия прыснула от смеха. Потом строго посмотрела на меня:
- Денис, скажите, вы специально стараетесь произвести самое худшее впечатление?
Я подумал немного.
- Да. Наверное, да.
- Зачем?
- Вы молодая, красивая и умная, - сказал я. – Ну зачем нам завязывать роман? Он будет недолгим, а я потом впаду в депрессию и совсем сопьюсь.»


См.: dr-piliulkin.livejournal.com/744884.html

@темы: цитаты, на думку пробило, книги

19:03 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:32 

Писатель Кактусов и музы:)

«У серой девятки нетерпеливо стучал по крыше крепко сбитый браток в кожанке.
- Надолго брать будешь? - спросил он, оценив тщедушное тельце писателя.
- На ночь бы хотелось... - промямлил Петя. Несмотря на то, что его герои все, как на подбор были мужественными бойцами, вертевшими Вселенную как хотели, сам он был трусоват до такой степени, что стеснялся спрашивать сдачу у забывчивого продавца.
- На ночь... - хмыкнул браток. - И силёшек-то хватит?
- Деньги у меня есть! - петухнулся Петя. - Я гонорар получил недавно!
- Да я не про деньги... Девочек смотреть будем?
Петя судорожно кивнул.
Из машины вылезли - именно вылезли! - три девицы неопределённого возраста.
- Значит так. Никакой групповухи, садомазо, зоофилии и прочих извращений. Понятно?
- Конечно... Я не извращенец... Более того, я приверженец классического стиля... А можно посмотреть товар лицом, так сказать... - промямлил Петя.
Браток повернулся к девицам:
- Девочки! Демонстрируем!
Первая девица, завернутая во что-то белое, смутно ассоциируемое со словом "хитон", сделала шаг вперед, вытянула руку...
- Гнев, о, богиня, воспой Ахиллеса, Пелеева сына,
Грозный, который ахеянам тысячи бедствий соделал:
Многие души могучие славных героев низринул
В мрачный Аид и самих распростер их в корысть плотоядным...
- Стоп, стоп, стоп! Она что, у вас еще Гомера обслуживала? - отшатнулся Кактусов.
- Износу, девка не знает, да... - хмыкнул браток. - Зато опытная!
- Мне бы что-нибудь менее классическое, альтернативной, так сказать, ориентации...
- Да? А вроде приличный человек... - удивился бандит. - Клепсидра, а ну шаг назад.
Девка покорно шагнула в строй муз.
- Музыки у нас подороже будут... Вово! Вылазь!
- Не хочу! - раздалось капризное с переднего сидения. - Я устало!
- Отбою у него от клиентов нет, - доверительно шепнул оцепеневшему Кактусову браток. - Вылазь, говорю!
Из "девятины" вылезло странное существо в расфуфыренной страусиными перьями леопардовой шубке, с накладными ресницами, грудями и крыльями. Потом томно оценило Кактусова и произнесло:
- Нихачу его... Он пративный! - и отвернулось.
- Вово! - сердито приказал браток.
- Только ради тебя, красавчик, - существо закатило глаза и начало завывать. - Вмиг перед Сталиным и Хрущевым были поставлены кастрюли с кипящим оливковым маслом и нехотя булькающим расплавленным сыром, тарелки со специями и с мелко нарезанной человечиной...

@темы: книги, утопии и антиутопии, цитаты

Госпиталь кающейся Магдалины:)

главная