Groemlin
Всё тот же фанфик на тему гашековского Швейка. Вот чего не отнять у авторов 1920-х гг., лично повоевавших, что у правых, что у левых, что у националистов, что у интернационалистов - это внятный антивоенный настрой. Большинство из них навоевалось...

«Ещё никогда война не велась из низких и неблагородных побуждений. Ещё никогда не было наступательной и грабительской войны; каждое государство воевало потому, что было вынуждено обороняться от нападения; ни одно государство еще никогда не нападало на другое, — наоборот, каждое должно было защищаться от нападения. На Австрию нападала Сербия, на Германию Бельгия, на Бельгию Австрия и т. д. Все государства, посылавшие на бойню свои армии, делали это для того, чтобы помочь победе справедливости, человечности, прогресса. Из-за этого прогресса Болгария присоединилась к центральным государствам, а Румыния к союзникам.
За принцип самоопределения народов воевала Россия, в которой поляки не смели пикнуть. За принцип самоопределения воевала и Австрия, в которой чехи, венгры и словаки были осуждены на вырождение. За тот же принцип сражалась душившая поляков в Познани Германия против России, и за права малых наций сражалась Англия, стоящая сапогом на груди Ирландии и колоний. Все эти государства шли освобождать малые нации.
Это было худшее смешение понятий, чем во время постройки вавилонской башни. Германия воевала за сохранение европейской культуры. Россия защищала мир от немецкого варварства, поляки в Австрии организовали легионы против России, а в России — наоборот. Это смешение было еще более печальным потому, что оно произошло только среди каменотесов и носильщиков, то есть среди рабочих, в то время как архитекторы и распорядители сохраняли голову ясной, речь понятной, и планы у них были разработаны блестяще.
Величие идеи права и справедливости, за которую сражалось каждое государство друг с другом, захватывало все большие и большие слои населения, втягивавшегося непосредственно или косвенным путем в войну. Правда, часто население на войну подгонялось жандармами, но это было не важно: в газетах неизменно сообщалось, что воодушевление населения и решимость довести войну до победного конца возрастает и что для этой цели оно готово нести любые жертвы.
После того как на войну были призваны мужчины, неспособные носить оружие, дело дошло и до женщин, а потом добрались и до детей. Когда же эти меры оказались недостаточными, то призвали для работы на оборону пленных солдат, солдат неприятеля, чтобы они помогли охранять идею справедливости, за которую они неделю тому назад воевали во враждебном лагере. Каждое государство наказывало расстрелом нарушителей присяги — своих солдат, каждое государство держало наготове жандармов против тех своих граждан, которые попробовали бы оказать содействие другому воюющему с ним государству, но, с другой стороны, это нисколько не мешало заставлять пленных рыть окопы, из которых будут расстреливаться их же знакомые, родственники, братья по классу; это не мешало заставлять пленных вырабатывать шрапнель, которой будут сожжены их родные деревни. Каждое преступление считалось оправдываемым, каждое преступление, по их мнению, достигало цели, потому что все воевавшие государства вели оборонительную войну, войну на защиту человеческой цивилизации. Отчего бы правительства не оказали чести участвовать в этом великом деле и пленным? Разве это не происходило в великом XX столетии?»


См.: militera.lib.ru/prose/foreign/vanek_k/02.html

Сайт «Военная литература»: militera.lib.ru
Издание: Ванек К. Приключения бравого солдата Швейка в русском плену. — Рига: Грамату Драугс, 1928
Оригинал: Vanek, K. Osudy Dobrého Vajáka Svejka v ruském Zajeti. — Praha: Karel Synek, 1936.
Книга на сайте: militera.lib.ru/prose/foreign/vanek_k/index.htm...
Источник: Библиотека Максима Мошкова (lib.ru)
Перевод: Филиппенко А.В. (anatolyf@udm.net) (31 Jul 2003)
Дополнительная обработка: Hoaxer (hoaxer@mail.ru)

Ванек К. Приключения бравого солдата Швейка в русском плену. — Рига: Грамату Драугс, 1928 ≡ Vanek, K. Osudy Dobrého Vajáka Svejka v ruském Zajeti. — Praha: Karel Synek, 1936. (Я вижу одно объяснение тому, что русское издание было раньше чешского: в Латвии Ванеку было легче издать книгу... Если кто-нибудь прояснит сию загадку, будет хорошо).

Из предисловия: Гашек умер, не успев рассказать о дальнейших приключениях Швейка, за это взялся другой чешский писатель — Карел Ванек. Роман Ванека «Приключения бравого солдата Швейка в русском плену» написан на основании личного горького опыта писателя. В главе «На работе» он признается читателю: «Я был также в России и жил в плену в так называемой пленной рабочей роте...» Роман во многом биографичен. Швейк попадает в плен к русским, со свойственной ему невозмутимостью, никогда не теряя юмора, стойко переносит все лишения. Попадает он в русскую деревню и в Сибирь, в лагерь для военнопленных, потом, после окончания войны, опять возвращается в Прагу.

@темы: цитаты