19:35 

"Сергей Сергеич Скалозуб"

Groemlin
Довольно счастлив я в товарищах моих,
Вакансии как раз открыты;
То старших выключат иных,
Другие, смотришь, перебиты.

(с) А.С.Грибоедов "Горе от ума"



«(...)А уж насколько сей носитель эполет непрост - вот вам история.
Я как-то раз заметил ему, что он-де "напрасно прикидывается Скалозубом" - ему это совершенно не идёт. Он лишь пожал плечами и поинтересовался - а что я, собственно, имею против Скалозуба? вот для начала - как я его себе представляю, просто по тексту пьесы? Ну, как! - озадаченно откликаюсь я: солдафон не первой молодости, "созвездие маневров и мазурки", что вытягивается во фрунт перед любым чиновным ничтожеством... На что Павел Андреевич тут же реконструировал для меня боевую биографию Скалозуба - государев человек Грибоедов-то, оказывается, прописал её со множеством точных и понятных военному деталей. Что в словах "Засели мы в траншею", применительно к 3 августа в Силезскую кампанию 1813-го, нет решительно ничего уморительного, и Георгий второй степени, что "на шею", за такое - в самый раз; что все полки, где тот служил - по их номерам - егерские: это про "созвездие маневров и мазурки"; что как раз Сорок пятым егерским Ермолов в ту пору имел обыкновение затыкать все дыры в кавказских Линиях, и оттого сентенция "Довольно счастлив я в товарищах моих..." - это привычный могильный цинизм фронтовика, а вовсе не откровения простодушного карьериста; ну, и так далее.
Итак, перед нами - "метящий в генералы" тридцатипятилетний примерно полковник специальных войск, добывший серебряное шитьё на эполеты не где-нибудь, а на Кавказе: сделать столь стремительную карьеру можно лишь там, где, по вышеозначенным причинам, "вакансии как раз открыты"... "А теперь возьмите пьесу, Григорий Алексеевич, - предлагает мне ротмистр, - и просто перечитайте все реплики полковника, подряд, твёрдо исходя из того, что с мозговыми извилинами в той голове - точно лучше, чем в среднем по больнице"... И ведь - действительно так! Все эти "пожар способствовал ей много к украшенью" и "фельдфебеля в Вольтеры" - это же откровенное, в глаза, зубоскальство-скалозубство над тем столичным бомондом - и сановным, и фрондёрствующим. И кстати - он ведь там, по факту, сумел заткнуть саму княгиню Марью Алексевну!.. Вот такое любопытное вышло у нас литературоведенье от разведслужбы...»


(с) Кирилл Еськов "Америка"
См.: fan.lib.ru/e/eskov/amerika_red.shtml

@темы: цитаты, на думку пробило, книги, Еськов, Грибоедов

URL
Комментарии
2016-03-01 в 20:23 

Освит
Но пока я дышу - не дописана эта страница... (с)
Однако...

Да уж, если разбор верен (мне доводилось видеть утверждения, что 3го августа ничего существенного не было), то вмемсто военного карьериста в случае у нас получается ,,молодой генерал пока ещё полковник" 1812го года, человек больше дела, а словом бьющий редко, но метко. На нынешние деньги капитан десанта/спецназа только что из горячей точки. Книжной учёности не ахти, ну так не его это и дело. А вот бездельников не любит. А к будущим декабристам некоторым отдельно питает ,,симпатию" боевого офицера к отсидевшимся в тылу.

2016-03-01 в 20:55 

Groemlin
Освит, тут мне остаётся только следить за текстом. "Георгия" за что попало не давали.

А в салоне Скалозуб обстёбывает практически всех, и присутствующих, и не присутствующих, не делая разницы между Чацким и Молчалиным.:)

URL
2016-03-08 в 20:53 

Яртур
Боже, помоги мне быть таким человеком, каким меня считает моя собака!
А в салоне Скалозуб обстёбывает практически всех, и присутствующих, и не присутствующих, не делая разницы между Чацким и Молчалиным.
И правильно делает. К Чацкому, с его пафосом, вообще невозможно относиться серьезно - клоун и есть. А Молчалина "настоящий полковник", похоже, раскусил - допускаю, что по манере садиться на лошадь: "Он повод затянул - ну, жалкий же ездок!" Ничего удивительного в этом нет, затягивание поводьев говорит не столько о неумелости всадника, сколько о трусости.

2016-03-08 в 20:58 

Groemlin
Яртур, вот я тоже про замечание о поводе вцепился. Действительно, у Грибоедова в тексте каждая фраза - к месту.

URL
2016-03-08 в 21:13 

Яртур
Боже, помоги мне быть таким человеком, каким меня считает моя собака!
Groemlin, причем, похоже, сам автор искренне считает клоуна Чацкого положительным героем и умным человеком (о чем прямо говорит в письме к Пушкину: "Девушка сама не глупая предпочитает дурака умному человеку..."), а полковника - именно что недалеким солдафоном, иначе не дал бы ему говорящую фамилию с отрицательной коннотацией.

2016-03-08 в 21:26 

Groemlin
Яртур, Скалозуб-Зубоскал? Вряд ли это именно намёк на недалёкость. Да и в сравнивании мозгов Чацкого и Молчалина я бы не был так категоричен. Грибоедов не Фонвизин, эпоха сменилась и "говорящие" фамилии становятся уже как минимум двусмысленными, их второй слой приходится уже вскрывать.
Слава музам, автор мёртв и более не сможет объяснить читателям, как следует понимать его произведение.:D Что автор хотел показать и что заметно в прорисованном персонаже - всё-таки не одно и то же. Вполне вероятно, что гений дипломатии относился свысока к военным и к бюрократам - что не отменяет их достоинств.

URL
2016-03-09 в 15:06 

Яртур
Боже, помоги мне быть таким человеком, каким меня считает моя собака!
Скалозуб-Зубоскал?
Groemlin, у меня ассоциация, скорее, с "оскалом" (не в юмористическом смысле, а в смысле агрессии). Тот, кто скалит зубы - этакий волчара (или волкодавище). Опасный тип.
Вполне вероятно, что гений дипломатии относился свысока к военным и к бюрократам - что не отменяет их достоинств.
Он, будучи либертином и вольнодумцем, совершенно точно отрицательно относился к людям, изрекающим сентенции вроде "Чтоб зло пресечь, собрать все книги бы да сжечь". Так что не в эполетах дело, а в убеждениях.

2016-03-09 в 15:16 

Groemlin
Яртур, опасный, но весёлый; а что юмор специфический - то издержки профессии и образа жизни. Знаю таких людей..
Реплика "чтоб зло пресечь" - разве не Фамусов?

Так что не в эполетах дело, а в убеждениях.
Согласен.
Хотя при всём вольнодумстве Александр Сергеевич сделал для державы немало. Стихи - это скорее попутное увлечение.

URL
2016-03-09 в 15:19 

Освит
Но пока я дышу - не дописана эта страница... (с)
Чтоб зло пресечь, собрать все книги бы да сжечь
Это, вроде, Фамусов.

А у Скалозуба было ,,Я вас обрадую - всеобщая молва, что есть проект насчёт лицеев, школ, гимназий…Там будут лишь учить по-нашему «ать-два», а книги сохранят так…для больших оказий" и ,,Я князь Григорию и вам фельдфебеля в Вольтеры дам. Он в три шеренги вас построит, а пикнете - так мигом успокоит".

2016-03-09 в 15:39 

Groemlin
Освит, спасибо. Тоже сейчас проверил по тексту. И вот это "Я вас обрадую" - :laugh:

URL
2016-03-09 в 17:52 

Яртур
Боже, помоги мне быть таким человеком, каким меня считает моя собака!
Реплика "чтоб зло пресечь" - разве не Фамусов?
Точно!:facepalm3:

2016-03-20 в 04:18 

Groemlin
Нашёл еще вот что:

Скалозуб, как известно, в 1813 служил сначала в 30-м егерском полку, а в течение того же года перешел в 45-й егерский полк. Дальше этот полк был летом 1819 переименован в 44-й егерский (ниже - 45-й[>44-й] егерский полк) и послан в распоряжение Ермолова на Кавказ. Осенью 1819 на Кавказе полк передали под командование полковника Пузыревского 1-го, хорошо знавшего страну (он служил здесь с 1817/18 г.). На рубеже 1819/1820 полк разместили в Имеретии и Гурии. Однако весной 1820 полковника Пузыревского заманили в ловушку и убили Кей-Хосров Гуриели сотоварищи. Вместо него с мая полком поставили командовать подолковника кн. И.Н.Абхазова.
Кей-Хосров Гуриели был одним из представителей влиятельного в Абхазии рода Гуриели - князей Гурии (большинство представителей рода были как раз на русской службе). Ермолов в своих записках описыват это так:
"Один из родственников гурийского владетельного князя, дядя его родной князь Койхосро Гуриел, человек, известный непокорностию своею правительству, явно приверженный туркам и с ними имеющий вредные для правительства связи, не исполнив ни одного из распоряжений, сделанных полковником Пузыревским, знал, что не только не оставит он ослушания ненаказанным, но может еще открыть злодеяния его, удалясь из дома своего, где боялся быть захваченным, скрывался в лесах и подговорил людей, которые бы убили полковника Пузыревского.
Вскоре представился удобный случай для произведения сего злодеями. Полковник Пузыревский, обозревая Грузию, заехал в жилище сего князя, и узнав, что он находится не в дальнем расстоянии, желал видеться с одним из друзей его, который, так же будучи замечен человеком неблагонамеренным, имел тогда у него свое пребывание. В проезд чрез лес в сопровождении одного офицера, переводчика и одного казака, встретился он с несколькими гурийцами, и когда спрашивал их, где их князь, сделаны по нем ружейные выстрелы, одним из них он убит был на месте, как же убит и казак, офицер и переводчик схвачены и увлечены. Конвойная весьма небольшая команда, которой приказал полковник Пузыревский оставаться назади, не смея идти в лес, где слышны были выстрелы, возвратилась".

Вот приказ Ермолова от 28.04.1820 44-му егерскому (бывшему 45-му) полку по случаю смерти Пузыревского:

"Ген. от инф. Алексей Петрович Ермолов. 1820. В 44-й Егерский полк. От 28-го апреля

Вы лишились, храбрые товарищи, начальника, усердием к службе великого государя отличного, попечением о вас примерного. Жалею вместе с вами, что погиб он от руки подлых изменников, вместе с вами не забуду, как надлежит отмщевать за гнусное убийство достойного начальника. Я покажу вам место, где жил подлейший разбойник Койхосро Гуриел; не оставьте камня на камне в сем убежище злодеев, ни одного живого не оставьте из гнусных его сообщников. Требую, храбрые товарищи, дружественного поведения с жителями мирными, кроткими, верными подданными императора; приказываю наказывать без сожаления злобных изменников".



Как это все соотносится с биографией Скалозуба? И был ли он вообще в 45-м[44-м] егерском полку к этому времени? Да, был. Фамусов говорит Скалозубу: "Давно полковники, а служите недавно" - это значит, что Скалозуб полковник уже как минимум 2-3 года. Скалозуб на это отвечает, объясняя свое возвышение в полковники: "Довольно счастлив я в товарищах моих, вакансии как раз открыты: то старших выключат иных, иные, смотришь, перебиты". Значит, возвышение Скалозуба состоялось в ходе каких-то военных действий, причем недавних, иначе Скалозуб не мог бы говорить об этом "перебиты" так, как он это говорит - как об актуальной ситуации, в настоящем времени. Если бы речь шла о кампаниях 1812-1814, подобный способ выражений был бы немыслим (да и не мог бы Скалозуб, поступивший в службу в 1809, в 1812-1814 уже получить полковника!). Значит, Скалозуб получил полковника в недавних по меркам 1822 военных действиях, но таковые шли только на Кавказе. Значит, он действительно был в 45-м (>44м) егерском и на Кавказе в 1819-1820 и далее и именно там получил полковника. А "иные старшие, смотришь, перебиты" - это не о Пузыревском ли?

Итак, Скалозуб получил полковника на Кавказе в 1819-20 гг. в рядах 44-го (б. 45-го) егерского полка, воюя в Абхазии, Имеретии и Гурии, а одним из "старших, перебитых" был командир этого полка до весны 1820 Пузыревский.
Далее Скалозуб говорит, что его "за полком два года поводили". Иными словами, уже будучи в чине полковника, он два года не мог получить командование полком (не будучи в чине полковника, нельзя было бы и считать, что тебе "недодают" полка и "водят" за ним, заставляя ждать; майору, скажем, командование полком и не причиталось). Это тоже находит полное соответствие в истории 45-го (>44-го) полка: ведь на смену Пузыревскому назначили командовать полком кн. Абхазова, - и Скалозубу этот полк не достался, а ведь мог достаться.

И самое существенное: Грибоедов был прекрасно осведомлен об обстоятельствх 44-го (б. 45-го) егерского полка на Кавказе и в 1820 сам писал приятелю о гибели его командира Пузыревского! Вот это письмо:


"А. И. РЫХЛЕВСКОМУ
25 июня 1820. Тавриз

Милостивый государь,
любезнейший Андрей Иванович,

где вы теперь? (...) Что за жизнь! В первый раз отроду вздумал подшутить, отведать статской службы. В огонь бы лучше бросился Нерчинских заводов и взываю с Иовом: Да погибнет день, в который я облекся мундиром иностранной коллегии, и утро, в которое рекли: се титулярный советник. (...) Отчего на генералов у вас безвременье? Один с ума сошел (Эристов). Другой (Пузыревский) пал от изменнической руки; Ахвердов от рук мирных, благодетельных, докторских, жаль его семейства, племянница в Кизляре всех жалчее.
Отчего великий ваш генерал махнул рукою на нас жалких, и ниже одним чином не хочет вперед толкнуть на пространном поле государевой службы? Что бы сказал он с своим дарованием, кабы век оставался капитаном артиллерии? Я хотя не осмелил еще моего мнения до того, чтобы с ним смеряться в способностях, но право дороже стою моего звания. (...)"

Вам преданный
А. Грибоедов".



Итак, Грибоедов дал Скалозубу службу в полку, хорошо ему известном по его собственным кавказским делам, причем служит в этом полку и получает там чин полковника Скалозуб в то самое время и в тех обстоятельствах, которые Грибоедов знал - и едва ли не найдется в этом полку и точный прототип Скалозуба, знакомый Грибоедову в 1820-21... Все, что говорит Скалозуб о своем получении чина полковника и проволочке с получением должности командира полка, точно соответствует обстоятельствам 44-го (б. 45-го) егерского полка в 1819-20 гг. "Два года водили" Скалозуба за полковничьим чином, значит, в 1820 - 1822, считая от смерти Пузыревского ("иные старшие, смотришь, перебиты"). В 1822 он переведен (за заслуги - связей у него нет) - причем не иначе как по представлению самого Ермолова!- с Кавказа в 15-ю дивизию на должность командира полка, в которой и предстает нам в "Горе".

Добавлю еще одну неожиданную деталь. Скалозуб с некоторым неудовольствием отзывается о том, что его в 1820-22 "за полком два года поводили". Кто поводил? Ермолов. А в это самое время сам Грибоедов был недоволен тем, что Ермолов затягивает его собственное, грибоедовское, повышение (см. процитированное письмо). Скалозуб и Грибоедов как подчиненные Ермолова в 1820-21 и сотоварищи по недовольству тем, что Ермолов не дает им подобающего им, по их мнению, повышения - это, как будто, картина, еще не замеченная специалистами.


См.: wyradhe.livejournal.com/16447.html

URL
2016-03-20 в 05:08 

Groemlin
И вот еще, пожалуй:

«***
Фамусов
…Ученье - вот чума, ученость - вот причина,
Что нынче пуще, чем когда,
Безумных развелось людей, и дел, и мнений.

Хлестова
И впрямь с ума сойдешь от этих, от одних
От пансионов, школ, лицеев, как бишь их,
Да от ланкартачных взаимных обучений. *

Княгиня
Нет, в Петербурге институт
Пе-да-го-гический, так, кажется, зовут:
Там упражняются в расколах и в безверьи
Профессоры!! - у них учился наш родня,
И вышел! хоть сейчас в аптеку, в подмастерьи.
От женщин бегает, и даже от меня!
Чинов не хочет знать! Он химик, он ботаник,
Князь Федор, мой племянник.

Скалозуб
Я вас обрадую: всеобщая молва,
Что есть проект насчет лицеев, школ, гимназий;
Там будут лишь учить по нашему: раз, два;
А книги сохранят так: для больших оказий.

Фамусов
Сергей Сергеич, нет! Уж коли зло пресечь:
Забрать все книги бы да сжечь.

***


Теперь зададимся вопросом: мог ли Скалозуб сказать это всерьёз, а если нет, то зачем он это говорит? Имеем:


1. Скалозуб – егерский армейский полковник, сделавший довольно быструю, но не удивительно быструю карьеру. Необходимость по крайней мере технического образования он понимать просто обязан - без баллистики артиллерию и ружья употреблять хорошо невозможно, без точных и естественных наук их нельзя будет и производить. Аракчеев, кстати, любил себя называть «истинно неучёным русским дворянином», полностью владея всем образованием, потребным для артиллериста и руководителя артиллерии, и будучи очень квалифицирован и в том, и в другом – то есть владея довольно многими науками. Неучёность его заключалась в равнодушии к дисциплинам гуманитарным, а также в незнании классических и иностранных языков. Скалозуб пошел дальше: он достаточно ценит языковое образование, чтобы хвалить Чацкому Первую армию за то, что там есть офицеры, говорящие по-французски. О Вольтере он тоже осведомлён и относится к нему иронически – именно иронически, а не с ужасом или отвращением («Я князь-Григорию и вам…»).
Как бы он при этом ни был ограничен, он никак не тождествен по культурному уровню юродивой страннице Феклуше. Всерьёз считать, что что у правительства действительно есть проект убрать книги из «лицеев, школ, гимназий» и заместить там все курсы, включающие штудирование книг, отличных по уровню от букваря, строевой подготовкой (ну и изучением грамоты), а книги сохранят для исключительных случаев в спецхране – считать так Скалозуб не может физически. Кстати, шагистикой провинциальные армейские (да еще кавказские) егеря не страдали, так что «раз –два» у Скалозуба относится не к шагистике, а к дисциплине, устанавливаемой при строевой подготовке (отсюда и «фельдфебеля в Вольтеры дам»).
Стало быть, Скалозуб свою реплику отпускает не всерьёз. Остается считать одно: он её отпускает в скрытую издёвку над публикой. Но для чего ему такая издёвка и способен ли он на неё?

2. Что способен, то уж точно способен. Сама фамилия «Скалозуб» в рамках поэтики «Горя» означает, что носитель этой фамилии – человек грубо-насмешливый. В данном случае – ещё и насмешливый по-малороссийски (а «хохляцкий» юмор – это особый юмор, в нём иронии больше, чем всего остального). И в самом деле, Скалозуб в «Горе» неоднократно насмехается, всегда по-армейски грубо, всегда по-егерски точно, и всегда – с иронией. Напомню только «Ну! Я не знал, что будет из того вам ирритация», разговорчик про княгиню Ласову, обыгрывающий инверсированную историю с творением жены из ребра (Ласова, лишившись ребра, ищет мужа) и поминающий с прозрачными непристойными коннотациями верховую езду, реплика насчет Князь-Григория, издевательски-наставительная реплика Хлёстовой про форменные отлички (как бы ни был Скалозуб ограничен, но и он не может не понимать, что женщины сих отличек не знают. Хлестова высказывает равнодушие к тому, что ему важно – «не мастерица я полки-та различать», - он отвечает насмешкой).

3. А как Скалозуб при этом относится к Фамусову и компании? Вообще-то, у него на душе ничего особенно хорошего по отношению к ним нет. В их среде он чужак, не особенно уважаемый даже тогда, когда она в нём нуждается. Фамусов всеми силами старается всучить ему дочь в жёны – и всё равно, в том самом монологе, в котором он это делает, он воспевает Москву как среду, где только еще и дорожат знатным столбовым дворянством , при этом даже не заметив, что говорит он это человеку по московским меркам полубезродному, со смешной фамилией из мелкой малороссийской шляхты (именно о таких родах Пушкин писал «в князья не прыгал из хохлов»); это мне напоминает один случай, когда мать-москвичка, желая сбыть дочь в жены иногороднему, увлеклась и произнесла перед ним целую речь о достоинствах коренных москвичей и против лимитчиков. Хотела она расхвалить товар, но не заметила, что тем самым очень разозлит купца. Хлёстова от Скалозуба в ужасе и не скрывает, что ей его военные дела – третий сорт. Скалозубу вся эта компания настолько солона, что он срывается к Чацкому, которого первый раз видит, с благодарностью за то, что Чацкий, по его мнению, продёрнул «предубеждение Москвы к гвардии» в ущерб армии, то есть тот самый кастово-элитарно-столбовой дух, который Чацкий действительно поносил – только, конечно, не в пользу Скалозуба. Из этой реплики Скалозуба («Мне нравится, при этой смете искусно как коснулись Вы…») ясно видно, что он знает, что «фамусовская Москва» заведомо числит его вторым сортом (за его происхождение и армейство) и сильно этим обозлён.

А как он относится к «учёности», к книгам? К учености гуманитарной, к классическим языкам да политическим наукам и курсам поэтики – несомненно, с враждебной иронией. А вот к книгам вообще – уж никак не отрицательно; а знание французского языка очень ценит, выставляет в разговоре с Чацким как великую заслугу - иными словами, образование в этом смысле для него дело большое. Двоюродный брат его, человек очень ему близкий (Скалозуб поминает их общие с братом заслуги, а сам этот брат рассказывал Фамусову, какую большую помощь Скалозуб систематически оказывал ему в его продвижении по службе: «однако братец ваш мне друг и говорил, что вами выгод тьму по службе получил»), и вовсе заделался книгочеем в деревне, бросив службу из принципа – «набравшись новых правил». Скалозуб крайне сожалеет о его уходе со службы из-за этаких принципов, но в книгах видит вовсе не источник означенного зла, а только отдушину, в которую его брат забрался, уйдя со службы, - а причину зла видит в «новых правилах» (Это видно из построения соответствующей реплики: «Но крепко набрался каких-то новых правил. Чин следовал ему; он службу вдруг оставил, В деревне книги стал читать». Здесь «книги» - не больший корень зла, чем идущая в паре с ними «деревня»). Образование определенного уровня, включающее французский язык, для Скалозуба вообще предмет мечтаний – еще раз отошлю к этому наивно-восхищенному «что даже говорят, иные, по-французски».


И вот при нём эти самые баре, столь ценящие гвардию и столь низко третирующие в душе его, Скалозуба, начинают рассуждать о великом вреде учения. Причем то, что они говорят, для Скалозуба (и вообще для любого человека, что называется, бывалого, имевшего дело с реальностью, - а тем более, для того из подобных людей, который ещё и мечтал бы знать по-французски) должно звучать явной чепухой. И вдобавок чепухой, имеющей тот оттенок, который крики богатых о вреде богатства должны вызывать у небогатого (он мечтал бы знать по-французски, не имея к этому возможности; они и еще почище возможности имеют, однако надседаются на тему о вреде всякого учения).
И вот он выдает им в тон (и в скрытую, но сильную насмешку) реплику уже откровенно, заведомо абсурдную (про «проект убрать книги из школ, лицеев и гимназий») – и, очевидно, вполне вознаграждён тем, что они эту реплику восприняли как нечто должное и естественное, а Фамусов так и вовсе заговорился, перекрыв (без всякой иронии) его абсурд абсурдом уж совсем гомерическим («собрать все книги бы, да сжечь»).»


См.: wyradhe.livejournal.com/17307.html

URL
2016-03-20 в 08:39 

Освит
Но пока я дышу - не дописана эта страница... (с)
без баллистики артиллерию и ружья употреблять хорошо невозможно
Вот с УПОТРЕБЛЕНИЕМ ружей у нас косяк. Эта проблема вечная, об обращении с ружьём личного состава писал ещё Суворов, тем не менее, эти вопросы провисели до Крымской войны. Но - - да - баллистика, а также инженерное и сапёрное дело не могло не цениться военным людом. Одними - из понимания, а другими - из низкополклонства, ведь главный движитель этих военных дисциплин - третий мужчина в государстве, Его Императорское Высочество, цесаревич Николай Павлович. Потому кем ни полагай Скалозуба, а здесь он неискренен. Либо допускает явную ошибку автор, как и многие штатские воспринимавший Александра I как нечто прогрессивное, а его младшего брата, как сына своего отца. Тогда как в смысле армии всё было несколько наоборот.

шагистикой провинциальные армейские (да еще кавказские) егеря не страдали
Истинно так. Паскевич, прибыв на Кавказ, офигел от Ермолова, дескать, как так, они у вас строевую подготовку имеют ниже средней. На что Алексей Петрович кратко, но ёмко обрисовал диспозицию, пошагай, дескать, когда в тебя из-за каждого камушка да из-за каждого дерева горец целит. Перебежками да прочими непарадными методами оно надёжнее.

с благодарностью за то, что Чацкий, по его мнению, продёрнул «предубеждение Москвы к гвардии»
Кстати, да. Он человек армейский, ему гвардия - блатные и часто не знающие дела столичные щёголи, которые исключительно храбры лишь в количестве спускаемых в карты сумм.

Фамусов Сергей Сергеич, нет! Уж коли зло пресечь: Забрать все книги бы да сжечь.
Фамусов так и вовсе заговорился, перекрыв (без всякой иронии) его абсурд абсурдом
Вот тут я вступлюсь, пожалуй. Глава департамента, член ,,Аглицкого клоба" не тянет на помесь старообрядца и инквизитора. Предположу, что здесь работает то, что лучше всего характеризует характер Фамусова, то, чем кончается пьеса: ,,Что станет говорить княгиня Марья Алексевна!" У него тут налицо Хлёстова, Тугоуховская, Хрюмины обе. И можно не ходить к гадалке, княгине Марье Алексевне (а также Татьяне Юрьевне - Молчалин тоже тут и всем присным Пульхериям Андревнам) бал будет пересказан в красках и по ролям. Остаётся ломать комедию, переводить всё для умных людей в шутку, а для хлёстовых выставляя себя человеком разумным и благонадёждным (в душе проклиная Чацкого, который поставил его в настолько неудобную ситуацию, выгодного жениха, который тоже тут на грани фола высказывается и вообще желая, чтоб всё это побыстрее кончилось). Он безусловно за московские порядки, потому не может не плыть в их русле. Фроанцузские книги, впрочем, он не переваривает - факт.

Скажи-ка, что глаза ей портить не годится,
И в чтеньи прок-от не велик:
Ей сна нет от французских книг,
А мне от русских больно спится.


Всю ночь читает небылицы,
И вот плоды от этих книг!
А всё Кузнецкий мост и вечные французы,
Оттуда моды к нам, и авторы, и музы:
Губители карманов и сердец!
Когда избавит нас Творец
От шляпок их! чепцов! и шпилек! и булавок!
И книжных и бисквитных лавок!..


И тем не менее:
Да, разные дела на память в книгу вносим,
Забудется, того гляди.


В общем, перед нами человек практический, можно сказать, шкурный, в слове и деле. Но далеко не дурак.

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Госпиталь кающейся Магдалины:)

главная